Город на семи холмах | статьи, заметки | конец эпохи Возрождения

 
 
 

15 июня 1520 года. Рим, пьяцца Навона. И в начале 16 века площадь можно было легко узнать по ее форме, даже без фонтанов и фасадов, которые придают ей ее нынешний, барочный вид. Однако в 1520 году эпоха барокко еще не наступила, а эпоха Ренессанса еще не закончилась — так, по крайней мере, казалось. Грядущая катастрофа почти не давала о себе знать, однако люди, обладавшие повышенной восприимчивостью, уже чувствовали ее приближение, особенно после того события, которое произошло на этой площади.
 

Мартин Лютер и герои Реформации


В тот день в центре площади полыхал огромный костер. Вокруг него, в своих расшитых золотом священнических ризах, стояли высшие чины церкви. Не испытывая никаких угрызений совести, они с чувством удовлетворения смотрели на пламя, которое жадно пожирало творения человека, признанного опаснейшим еретиком. Представитель папы громко зачитал буллу, в которой не только сам богохульник, но и все его книги предавались проклятию. Звали этого еретика Мартин Лютер.

Под буллой стояла подпись папы Льва X из рода Медичи, который наконец-то соизволил оторваться от своей чересчур затянувшейся охоты. Тем не менее, он так и не сумел осознать размеры кризиса, охватившего весь западный христианский мир, и вовремя погасить его. Сам язык папского указа, против его воли, выдает всемерную поглощенность Льва X мирскими занятиями. Он начинался такими словами: «Восстань, о Господи, и рассуди это дело. В наш виноградник ворвался дикий вепрь».

Лютер, этот дикий вепрь, поступил точно так же, как и папа, — он разжег свой собственный костер, в котором сгорела не только папская булла, но и весь свод канонических законов. Первоначально Лютер восстал против продажи индульгенций. Благодаря торговле отпущениями грехов папы ежегодно собирали огромные суммы, которые шли на строительство роскошных ренессансных дворцов. На этот раз деньги потребовались на возведение нового собора Святого Петра — базилики, которая, таким образом, стала не только крупнейшим христианским храмом в мире, но и потребовала огромного числа человеческих жертв. Продажа индульгенций дала толчок к развитию событий, в результате которых в Европе более чем на сто лет разгорелся пожар войны и которые привели к расколу господствующей в западном мире церкви.
 

Мартин Лютер     Лев X


Некоторые ученые считают, что семена раскола дали буйные всходы через семь лет после сожжения на площади Навона книг Лютера. В воскресенье — надо же было этому случиться именно в воскресенье! — 5 мая 1527 года войска императора Священной Римской империи Карла V обрушились на святой город Рим с яростью, какой не знали даже варвары. Разгром города, учиненный Карлом V в 1527 году, не имел себе равных за всю историю его существования. Однако было бы несправедливо утверждать, что он произошел потому, что в войсках Карла V преобладали протестанты. Мотивы людей, которые убивали и грабили горожан и насиловали женщин, нельзя оправдывать или объяснять их религиозными убеждениями. Тем не менее, по всему городу уничтожались церкви и их убранство — вполне возможно, что огонь, в котором сгорели труды Лютера, воспламенил сердца захватчиков и заставил их разграбить Рим.
 

Разграбление Рима


В любом случае, разгром был ужасный. Императорская армия насчитывала около 35 тысяч солдат, римлян же — мужчин, женщин и детей — было, вероятно, не более 54 тысяч. Понимая, что спасти город он не в состоянии, папа пробежал по стене, соединявшей Ватикан с замком Святого Ангела, и заперся там. С парапетов он наблюдал, как гибнет город, как пламя пожирает все, что попадалось ему на пути, и слушал вопли своего стада, которое он не имел сил защитить. Муки жителей Рима можно сравнить лишь со страданиями первых мучеников за веру, которые погибли на костре или на дыбе.

Импульс для развития искусства, который дало Риму флорентийское Возрождение, достиг наибольшей силы в первой четверти XVI века, когда в Вечном городе работали Микеланджело и Рафаэль. Разгром 1527 года положил конец эпохе Высокого Возрождения в Риме. Большинство художников, приехавших сюда из других областей Италии, бежали домой. Микеланджело через некоторое время после трагедии вернулся в Вечный город, но многие другие — нет. Город был в ужасном состоянии, а деревни, окружавшие его, обезлюдели.


На этот раз, однако, восстановление Рима, в отличие от эпохи Средневековья, началось почти сразу же после ухода императорской армии, и новый Рим далеко превзошел всех своих предшественников. Он восстал из пепла благодаря усилиям Совета тридцати (Тридентского совета, работавшего с 1545 по 1564 год), который был организован и работал под руководством правивших в то время пап: Павла III, Пия IV и Пия V. Они занялись реформированием римской церкви. Это было первое крупное обновление католической церкви в Новое время, последнее было недавно завершено II Ватиканским советом. Правление пап подверглось реорганизации, повсюду возобладал дух перемен. Католическая Реформация стала ответом на Реформацию, начатую Лютером, но это была не простая ответная реакция. Вдохновляемая идеями Тридентских отцов (входивших в состав Тридентского совета) и порожденная высоким эмоциональным настроем, который царил в возникшем в это же время ордене проповедников-иезуитов, контрреформация стала фоном для развития искусства эпохи барокко.
 

Пьяцца Навона в наши дни


Центром духовного возрождения стал Рим, а стиль барокко сделался тем изящным инструментом, с помощью которого обновленная церковь выражала себя в искусстве. Вечному городу суждено было стать величественной столицей барокко...


Источник:

Р. и Б. Мертц «Рим. 2000 лет истории»